На беспощадный суд людской я вынесла дитя

размещено в: Поведенческий код | 0

The end 1100

Вот, наконец, мое творение, мое дитя, появилось на свет и я выставляю его на всеобщее обозрение.

Конечно, мне бы хотелось, чтобы его оценили и полюбили с той же нежностью, с какой люблю его я. Где-то в глубине души я на это надеюсь и в то же время осознаю, что питать такого рода надежды – высшая степень наивности.

Что там у нас в коллективном опыте? А там у нас: «Сколько людей, столько и мнений». «На вкус и цвет товарища нет». Кто-то воспримет мое творение на ура, кто-то скривит презрительно губы, кто-то разразится потоком возмущенной, вот именно, критики.

И тут очень важно помнить, что любая критика (как и похвала) не более, чем мнение. Чье-то субъективное мнение, мало совпадающее, если вообще, с объективной реальностью. И моя задача – не вовлечься в эту субъективность, не пойти у нее на поводу.

Как там у Пушкина?

Хвалу и клевету приемли равнодушно,
И не оспоривай глупца.

Я вовлекаюсь в субъективность, когда нахожусь во власти двойственности: млею от похвалы и взрываюсь от критики. Оптимальная реакция в данном случае где-то посередине. Было бы неплохо держаться этой середины и когда меня ругают, и когда хвалят.

Это не значит, что нужно, тужась изо всех сил, подавлять в себе радость (впрочем, как и злость). Что нельзя радоваться успеху, похвале из-за боязни того, что потом маятник качнется в другую сторону и тебе будет так же больно, как теперь радостно. Радоваться можно и нужно, но радостью другого сорта. Легкой, окрыляющей, сподвигающей на новые свершения и дела, а не липкой радостью тщеславия, самолюбования, которая не окрыляет, а отягощает и затягивает в болото гордыни. Льет воду на мельницу моего эго и лишь сильнее привязывает меня к результатам моих творческих и прочих усилий, заставляет еще больше себя с ними отождествлять. Вот тогда я точно рискую крайне болезненно отреагировать на критику, если и когда таковая случится.

Перерезать пуповину

Если в моем сознании моя работа спаяна со мной, если я не «перерезала пуповину», я неизбежно буду принимать критику в ее адрес на свой счет. Чаще всего это отождествление неосознанное. На поверхность оно выходит, когда я начинаю думать, что мою работу ругают потому, что плохо относятся ко мне, мне завидуют, слшком много о себе мнят, выставляются и т.д.

Но все это оценочные суждения. Чтобы от них отойти, нужно из плоскости «я – они» перейти в плоскость «моя работа – их мнение».

Этих мнений может быть множество и самых разных: от восхищенно-положительных или нейтрально-равнодушных до нетерпимо-отрицательных. Но это лишь мнения и ничего более. Как погода: хорошая, не очень, плохая и совершенно отвратительная.

Суждения и мнения не могут быть универсальными, одинаковыми у всех. Они зависят от особенностей восприятия человека, степени его подготовленности\образованности, опыта, системы ценностей, вкуса, настроения и разных прочих факторов, астрологических в том числе.

И если я оставляю за собой право судить работы других со своей колокольни, то будет логично и справедливо дать другим право на собственное суждение относительно моих работ. Тогда мое восприятие их мнений будет гораздо более равновесным.

Persuasion 2007

Посмотрите, что творится в комментариях на Ютубе к фильмам и сериалам. Я недавно сранивала разные экранизации романа Джейн Остин «Доводы рассудка». Моя любимая версия 2007 года. Версию 1995 смотрю с трудом, а экранизацию 1973 смотреть не могу вообще. Хотя там же, в комментариях, звучали мнения, что именно адаптация 1973 самая лучшая. Вообще же, разброс оценок и мнений по всем трем произвел сильное впечатление. Множество самых разных, часто диаметрально противоположных, аргументированных и совсем нет.

В таких случаях особенно понимаешь, что судить людям не запретишь и они буду судить кто во что горазд. Единственное, что можно сделать, это работать со своими реакциями на их суждения.

Признать и отстраниться

Что я делаю, когда считаю, что в оценке моей работы оппонент переходит на личности? Правильно. Перехожу на личности сама. Ругаю своего критика (не его мнение, а его самого), возмущаюсь в стиле «Сам дурак», изо всех сил стараюсь оправдаться. И сыплю, сыплю соль на рану, а она все больше саднит и болит. Что происходит на самом деле? Не-признание, не-принятие.

Что же теперь, мне со всеми соглашаться и всем уступать, спросите вы? Признавать их правоту и принимать безропотно критику?

Вовсе нет, особенно если критика неправомерна. Впрочем, в данном случае признание и принятие совсем не об этом.

В практике осознанности это признание и принятие своих ощущений, эмоций и чувств, своих реакций в ответ на раздражители извне. В данном случае в ответ на критику, на мнение со стороны.

Вместо того, чтобы набрасываться на критика, мысленно или вслух, я признаю: да, мне неприятно. Меня задевают, возмущают, ранят и т.д. слова оппонента. Я узнаю реакцию и отпускаю ее: отступаю от нее вглубь своего личного пространства, расширенного с помощью медитативных практик, и уже там ищу ей замену.

Это и есть осознанность и отстраненность на практике. Ключевые слова здесь: безоценочное суждение, признание и принятие, а еще растождествление, которое и сделает возможным все остальное.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *